[Главная]

От Голубинской до Клетской.

По высоким водоразделам Восточно-Донской гряды.

Большая излучина Дона. Донские меловые обрывы. Бэдленды и островные горы.

Разнообразная, контрастная и необычная, Большая излучина Дона продолжает притягивать к себе… Поэтому очередное путешествие туда выглядело как само собой разумеющееся. Отпуск 2011 года надо было использовать по максимуму.

Предыдущее путешествие позволило побывать, наряду с другими, в довольно низменных частях этого региона, в долине глубоко врезанной реки. На этот раз решено было отправиться по доселе неведомому маршруту так, чтобы проехать по высоким участкам Большой излучины. Не самым высоким участкам – те расположены в изгибе Трехостровской излучины (до 250 м), но тем не менее участкам, достигающим высот 240 с небольшим метров. Таким маршрутом, от окрестностей Голубинской до Клетской в общем направлении на северо-запад, сложная дуга Большой излучины как бы срезалась по хорде.

Не доезжая Голубинской, мы свернули налево, как и рекомендовал синий с белыми буквами придорожный указатель на Клетскую, на дорогу, уходящую почти прямо на север. Асфальт закончился, и под колесами зашумел грунтовый грейдер, явно ухоженный и не заброшенный. Деревья лесополосы справа и слева от дороги образовывали тоннель своими кронами.

Еще до начала поездки я понимал, что понятие «самая высокая точка» или тем более «самое высокое место» может не означать с точки зрения восприятия ровным счетом ничего вследствие малого контраста, малого перепада высот. Как известно из физики (и применимо в других областях), для воздействия имеет значение не абсолютное значение величины, а градиент, перепад, отнесенный к длине этого перепада высот или другой величины. И находясь на самой высокой точке возвышенности, вы можете попросту этого не заметить.

Собственно, по пути на Клетскую было именно так.

Справа от дороги половину пути была река Большая Голубая. Точнее, огромная эрозионная система реки Большой Голубой. Огромная для такой небольшой реки, шириной 5-6 метров в среднем течении. В очередной раз можно только поразиться силе и длительности действия внешних факторов, благодаря которым в поднятом внутренними тектоническими причинами блоке поверхности происходит выработка таких долин. Течет Большая Голубая сначала на юго-восток, а затем на юг, впадая в Дон. Если быть совсем точным, то впадает она в самое окончание зоны действия подпора Цимлянского гидроузла, где водохранилище уже и на водохранилище совсем не похоже.

Слева от дороги, вскоре уклонившейся на северо-запад, находились верховья реки Лиски, текущей почти прямо на юг и впадающей в Цимлянское водохранилище. Раньше она была притоком Чира.

То, что дорога проходит по высоким водоразделам, по так называемому полю палеогеновых отложений, более отчетливо подчеркивалось наличием уходящих вправо и вниз, к Большой Голубой, дорог, долгих съездов. С этих грунтовых дорог намного более отчетливо выделялись останцы, сложенные мелом и более молодыми палеогеновыми породами. Плоские их верхние поверхности сливались с водоразделом, а склоны довольно резко понижались к долине Большой Голубой. Бугры здесь, как характерные элементы местности, имеют даже свои названия, например, бугор Корабль или бугор Сурчинник. Воды в самой Большой Голубой с этих дорог на склонах долины видно не было. Русло отмечалось только полосой деревьев или кустарников непосредственно вдоль берега.

На противоположной, левой стороне Большой Голубой, вдоль ее берега простирались настоящие «бэдленды» – изрезанные эрозией участки, состоящие практически из одних наклонных поверхностей. Они приурочены, естественно, к эрозионной системе Большой Голубой, являясь свидетельством динамики древнего и продолжающегося разрушения и формирования рельефа под действием временных водотоков.

Дорога на Клетскую выглядела как обычная степная дорога, то есть сложена была серым суглинком. Только иногда, на перегибах профиля, у вершин подъемов, виднелись меловые обломки.

Тем неожиданнее было появление участка на дороге и вокруг нее, имевшего красный цвет. Яма у дороги, кем-то зачем-то выкопанная, дала возможность увидеть пласт этого красного грунта в разрезе. Грунт оказался красным песком, оставлявшим слегка окрашенным пальцы, если его потереть.

Не будучи абсолютно уверенным, и оставляя за собой право на ошибку, могу предположить, что красная эта порода – так называемые шапкинские красноцветы.

Что такое шапкинские красноцветы или шапкинская свита? Свита – это местное стратиграфическое подразделение, толща пород, образовавшаяся в конкретном районе и в определенных физико-географических условиях, и занимающая установленное стратиграфическое подразделение в разрезе.

Поверхность этого региона в свое время стала, постепенно и не сразу, выходить из-под вод «полтавского» моря, последнего для региона. Окончательно полтавское море исчезло 16 миллионов лет назад. Невысокие равнины тогдашней территории, естественно, разрушались или испытывали денудацию. Оказавшаяся на открытом воздухе поверхность стала преобразовываться в так называемую кору выветривания. Рядом с относительно приподнятыми участками накапливались переотложенные осадки временных потоков, небольших рек, озер и озерков.

Вот эти осадки, и кора выветривания, и сопряженная с ней переотложенная масса, относящиеся к концу олигоцена-началу миоцена, и называется здесь шапкинскими красноцветами. Они распространены в пределах Среднерусской возвышенности и тяготеют к ее восточной границе. Располагаются на высоких участках территории, на остальных разрушены и унесены. Когда-то это была аккумулятивная поверхность выравнивания (то есть выравнивание, выполаживание рельефа шло путем накопления рыхлых масс), а теперь она распространена только островами. Интересно, что и курганы, показанные целой группой на карте (на местности я их особо не видел), посажены древними создателями на тот же возвышенный участок.  

Заметим, красный их цвет походит на красные грунты и почвы юго-восточной Азии, со своим специфическим климатом. На граница олигоцена и миоцена, по-видимому, здесь климат в чем-то был подобным, во всяком случае более теплым и влажным, чем сегодня.

Красноцветы остаются позади. Еще через несколько километров справа от дороги находятся истоки реки Венцы. От истока река проходит через дефиле между двумя настоящими столовыми горами, или венцами. Там же затерян и хутор или поселок Венцы.

Странное название для реки – «Венцы». Не «Венцовка» и не «Венцовая», а именно так – Венцы. Необычна и сама река.

Она берет начало с высот около 240 метров, высших мест этого участка Большой излучины. Характеризуется река или скорее балка сильно вогнутой кривой продольного профиля. На расстоянии 21 километра спрямленного русла падение высот составляет 140 метров, а уклон русла достигает 6,6 метров на 1 километр, что является аномальной величиной для такой равнинной реки.

Река Венцы и другие реки и балки, начинающиеся с плоских вершин Большой излучины, окаймляют приподнятый участок в современном рельефе, растекаясь с него. Приподнятый участок обусловлен ростом Арчединско-Донского, самого южного, блока Доно-Медведицких дислокаций.

Река Венцы впадает далее в реку Сухую Перекопку, уходящую на север, к Дону.

Геологам известна венцовская свита, развитая здесь, на правобережье Дона. Это белые и светло-серые пески, мелкозернистые, горизонтально– и волнисто – слоистые, являющиеся осадками мелководного полтавского моря. Мощность их до 25 м. Так древние отложения поучаствовали в образовании венцов как географического и геоморфологического объекта, потом венцы дали название реке, а от реки – получили свое название в науке, в геологической литературе...

Дорога, уже асфальтированная, выходит к станице Клетской. Между Клетской и находящимся рядом с ней, восточнее, хутором Мелоклетским удалось выехать к берегу Дона. Достойная кульминация долгой дороги по плоским водоразделам.

Вообще говоря, окрестности Клетской – это начало Большой излучины Дона. Если до Клетской, уже начиная изгибаться после Серфимовича, Дон все-таки сохраняет общее юго-восточное направление течения, то отсюда река уходит на северо-восток. Дон старается обогнуть поднятие Доно-Медведицких дислокаций, самый южный блок которых, Арчединско-Донской, лежит уже в пределах территории Большой излучины.

Вправо, влево и под ногами лежали меловые обрывы и склоны. Впереди, за рекой, лежала низменная полоса песков, покрытая вблизи Дона лесами. 

«Хождение Пименово в Царьград», составленное дьяком Игнатием, описывающее путешествие митрополита Пимена в Константинополь в 1389 году, свидетельствует: «Также миновали… и Битюг, и Хопер… и Медведицу-реку… и горы каменные, красивые… ». Запомнились «горы каменные, красивые», обрывы Донской гряды Пимену и его спутникам настолько, что они отметили их в своем отчете... 

Это высокие белые меловые обрывы, с четко видными горизонтальными слоями в своей толще, и вертикально разделенные в результате действия поверхностных вод дождей и талого снега где-то уже на отдельные останцы, где-то просто на выступы над руслом. Кое-где крутизна слегка скрадывается меловыми осыпями, которые, впрочем, больше подчеркивают эту крутизну, чем смягчают.

Тектоника, поднятие фундамента платформы, изгибание вверх Воронежской антеклизы, составляющей основу Среднерусской возвышенности, обеспечивает высоту местности. А поток вод великой реки, Дона, обеспечивает крутизну обрывов, подрезая склон под действием силы Кориолиса.

Дон здесь, выше Цимлянского водохранилища, сохранил естественный водный режим. Ширина реки составляет 350-400 метров, глубина 3-4 метра, на плесах достигает 6-7 метров.

Прямо перед нами, внизу, на противоположной стороне Дона, выходит к Дону территория, которая выше к северу переходит в Окско-Донскую равнину или низменность.

Язык этой низменности ограничен с востока Медведицкой грядой, с запада Калачской возвышенностью, примыкающей к Среднерусской возвышенности.

По Окско-Донской равнине проехал Иоганн Антон Гильденштедт (или Гюльденштедт) в 1769 году и описал ее в виде «пространной степи, кишащей сусликами и хомяками». Гильденштедт руководил одним из отрядов Астраханской экспедиции, одной из пяти академических экспедиций, организованных в 1768 году Петербургской Академией наук.

В этот низменный участок проникал в раннем плейстоцене язык или лопасть донского ледника, уже обессиленный, не в силах преодолеть поднятия на востоке, но заползая на Калачскую возвышенность (к западу от Хопра). Время существования донского ледника оценивается в период 670-620 тысяч лет назад.

Когда ледник таял в конце свой жизни длиной несколько десятков тысяч лет, он оставил обширное зандровое поле – Арчединско-Донские пески.

Наверное, с того места, где мы сейчас стоим, ледник можно было бы видеть вполне отчетливо, если бы было кому видеть. Человека тогда здесь не еще было. Это, конечно, не делает ледник менее реальным. И сейчас можно представить вдали на расстоянии километров сорока, за нагромождением краевых образований из миллионов тонн грунта, ледниковый щит. Видимо, он был не целым, а уже разделен на секторы и даже отдельные гигантские глыбы мертвого, уже не двигающегося льда. В двухсотметровой толще льда трещины образовывали огромные пропасти и ущелья. Это самая южная граница великих четвертичных или плейстоценовых оледенений.

Ветер, традиционно сильный на подобных высотах, поднимает пыль и пытается свалить, лишить равновесия, сдуть с крутого склона, твердого, но засыпанного меловыми обломками. Наверное, с ледника тоже стекали ветры. Сегодня ветер здесь по крайней мере не холодный.

Парадоксально. Это северная граница Среднерусской возвышенности, а расположена граница вблизи южного окончания возвышенности. Это объясняется своеобразной конфигурацией возвышенности, которая напоминает огромную толстую дугу, начинающуюся тонким концом на юго-востоку (здесь ее охватывает Дон), изогнутую выпуклостью на юго-запад и расширяющуюся к северу. На севере возвышенность доходит до Оки, охватывая верховья Оки и Дона. Там тоже есть северная граница Среднерусской возвышенности...

Здесь, у Клетской, можно наблюдать четкую границу возвышенности и низменности, что бывает не всегда.

Нам пора уходить отсюда, точнее уезжать. Оставляя крупные элементы рельефа, низменность, возвышенность, и разделяющую их долину реки, по прежнему сходиться здесь. Не вечно. Но все-таки долго.

 

Использованная литература:

Цыганков А.В. Методика изучения неотектоники и морфоструктуры Нижнего Поволжья. 1971 г.

Степной Следопыт

2011 г.

Смотрите также:

Материал о путешествии в Большую излучину, в район низовьев Большой Голубой.

Материал о  путешествии в Большую излучину. в 2007 году.

Карта местности, по которой проходил маршрут


Общий вид на долину реки Большая Голубая

Общий вид на долину реки Большая Голубая


Останец у долины Большой Голубой

Останец у долины Большой Голубой


Бэдленды по левой стороне Большой Голубой.

Бэдленды, «плохие земли» по левой стороне Большой Голубой.


Бэдленды - изрезанные эрозией склоны

Бэдленды - изрезанные эрозией склоны. Вид со спуска к Большой Голубой.


Шапкинские красноцветы

Шапкинские красноцветы. Возможно...


Одна из высших точек Большой излучины. Просто плоский водораздел.

Одна из высших точек Большой излучины. Просто плоский водораздел.


Бугор-останец, со склонами, переходящими в долину верховьев Большой Голубой.

Бугор-останец, со склонами, переходящими в долину верховьев Большой Голубой.


Одна из двух столовых гор - венцов у истоков реки Венцы.

Одна из двух столовых гор - венцов у истоков реки Венцы.


Вид один из венцов у реки Венцы и на поселок Венцы...

Вид на один из венцов у реки Венцы и на поселок Венцы...


Вид на реку Дон около станицы Клетской

Вид на реку Дон около станицы Клетской.


Меловые склоны у Клетской.

Меловые склоны у Клетской.


Река Дон под меловыми скалами.

Река Дон под меловыми скалами.


Скалы и обрывы Большой излучины Дона.

Скалы и обрывы Большой излучины Дона.


Расчлененные склоны над Доном.

Расчлененные склоны над Доном.


Дон огибает Большую излучину.

Дон огибает Большую излучину. Слева, за Доном, лежит массив Арчединско-Донских песков.


Вид вверх по течению, в сторону Клетской. Меловой склон

Вид вверх по течению, в сторону Клетской. Меловой склон


Осыпь на меловом склоне над дугой Дона

Осыпь на меловом склоне над дугой Дона.


Иногда меловые останцы на склонах образуют прихотливые формы.

Иногда меловые останцы на склонах образуют прихотливые формы.


Вблизи верхних точек склона.

Вблизи верхних точек склона.


 

 

Хостинг от uCoz